Истории из жизни #806

Image-7

Как-то на работе зашла речь о том, кто какую зарплату для себя хочет. 

Многие из нас тогда только из института выпустились и зарабатывали немного. Так что бывшие студенты, то есть мы, размечтались, кто-то одну сумму назвал, кто-то другую, и тут одна девушка говорит: 

- А я хочу, чтобы у меня была такая зарплата, чтобы мне денег на колготки хватало. Чтобы когда они порвутся, я могла их не зашивать, а сразу выбросить, не жалея и не думая при этом, сколько я за них заплатила. 

Может, это прозвучало наивно, но вот так она озвучила желаемый уровень бытового комфорта для себя. Значит, для нее тогда это было важно. И тут дело было не в лени зашить порванное, девушка работы не боялась, просто такую поставила себе ближайшую материальную цель.

*

После окончания учебы, мы с подругой (как люди с творческими амбициями) решили понаехать в Питер. 

Денег на первое время почти не было, поэтому мы тут же стали мониторить сайты с вакансиями, хватаясь даже за раздачу листовок. Ничего сверхинтересного сайты нам не предлагали ( с нашим-то опытом работы), но одно объявление зацепило внимание: "Требуются девушки от 18 до 30 на работу массажистом. Опыт не обязателен. Бесплатное обучение, проезд, питание. Возможна помощь с жильём. ЗП овер дохрена. НЕ ИНТИМ!" 

Мы хоть и были юными, но в бесплатный сыр не верили. Однако, строчка "не интим" заинтриговала. Что же это ещё может быть? В общем, решили удовлетворить своё любопытство и выяснить, позвонив по указанному номеру. 

На другом конце мне ответил милый голос девушки.

Я: Здравствуйте! Звоню вот по поводу вашей вакансии. Можно подробности?

Д: Мы проводим обучение релаксирующим техникам массажа. У нас очень хороший коллектив. Работать можно по удобному графику ...

Я: А конкретнее, как работа происходит?

Д: В нашем заведении девушки в нижнем белье встречают клиентов. Клиент выбирает девушку- массажиста...

Я: ээээээ В нижнем белье?

Д: Кто-то предпочитает топлес, Ваше право. Далее с помощью релаксирующих техник Вы избавляете клиента от напряжения в паховой области.

Я: В смысле дрочу ему?!

Д: (оскорблённым голосом): Массажируете!

Я: Я конечно извиняюсь, но ведь указано "не интим"!

Д: (уже раздражённо) Так это и не интим! Вы же не занимаетесь с ним сексом ни классическим, ни оральным, ни анальным. У нас это строго запрещено! Вы просто массажируете!

Я: Ок, раз это не интим и т.д., то Вы, на пример, могли бы "массажировать" хрен незнакомца или своего родственника? 

После этих слов, девушка послала меня в пешее эротическое путешествие и бросила трубку. А мы дальше продолжили рассматривать вереницу вакансий официантов и промоутеров, но уже со скабрезными присказками.*

Бывает со мной, что вспомнится что-то из юности – как был неправ по отношению к кому-то, несправедлив, незаслуженно обидел кого… и уже не исправить, извиняться поздно, - тот человек сам, может забыл этот случай, а хуже того – уже и нет этого человека. И вот тут вздыхаю и корю себя. 

Ну, а как-то выдался свободный вечер, пришел в гараж к своему хорошему другу, с которым очень хорошо общаемся, когда выпадает такая возможность. Он, как мне кажется, не склонен к мнительности, рефлексиям, такому самобичеванию, но все-таки спросил его: «Слава! У тебя бывает, что вспомнишь что-то из прошлых лет – какую-то ошибку, неправильный поступок – и ты ругаешь себя за это?» 

Он ответил:

- Конечно, бывает. Вот, например, когда мы с ребятами поехали на танцы в деревню, в которой на протяжении лет, примерно, десяти, рождались только девочки. И в начале девяностых, когда я был студентом техникума, все эти девочки стали уже девушками. А парней в деревне не было совсем!.. 

Тут я попросил Славу сделать паузу, снял со стены и расставил наши раскладные походные кресла, налил, что надо куда надо, и тогда попросил продолжить. 

И он продолжил:

- Земля, - говорят, - слухом полнится. И вот кто-то из старших парней рассказал у нас в поселке, что есть в Орехово-Зуевском районе деревня Вантино, в которой на танцах только девушки. Потому что 15-20-25 назад там рождались только девочки. Вот так там случилось. И мы с ребятами решили туда на танцы съездить. 

Жили мы все, как уже тебе рассказывал, небогато. Обычным делом для парня было ходить в телогрейке. У меня их было две. На повседневную я пришил цигейковый воротник, а «выходная» телогрейка была с воротником лисьим, отпоротым от теткиного старого пальто. 

Ехать в это Вантино мы собрались впятером. 

Понятно, что перед танцами, да и на танцах надо выпить. А деньги – откуда. Поэтому мы скинулись по килограмму сахара, и заранее отнесли его известной у нас в поселке самогонщице бабе Зине. 

В назначенный ею день пришли за продуктом.

А она была одинокая. Скучно жила. И случалось, предлагала получателю товара снять пробу. За свой счет, разумеется. Чтобы самой не в одиночку выпивать.

И, как сейчас помню, пришли мы к вдвоём с Серегой забирать свою пятилитровую канистру, а она предложила: «Ну, что, мальчики, - еб@квакнем?» Это только от неё я такое слово слышал. 

Ну, вот суббота. Ждем на остановке у себя в Хорлово автобус до Егорьевска. 

Лиаз-сотка пришел битком. 

Двое наших втиснулись на переднюю площадку, а мы трое с канистрой – на заднюю.

На Фосфоритном народ вышел – стало чуть свободнее.

Я вынул из кармана два раскладных стаканчика, стали наливать по чуть-чуть из канистры – народ возле нас ещё и расступился.

Эти двое орут с передней площадки: «Вы там что, - без нас пьете?!»

Мы в ответ с оттенком обиды: «Ну, как без вас-то? Обижаете!»

Налили по полстакана, говорим пассажирам: «Передайте, пожалуйста, на переднюю площадку!»

Стаканчики, передаваемые из рук в руки, поплыли на переднюю площадку, потом вернулись к нам. 

В Егорьевске на автостанции сели в другой автобус, нормально доехали до Вантино. Точно не помню сейчас, но, судя по дальнейшим событиям, в этом автобусе мы тоже прикладывались к канистре. 

Клуб плохо помню. Какой-то деревянный дом. Печь, обложенная плиткой. 

Действительно – человек 25 девчонок от 16-ти до 25-ти, и всего два парня, которые занимались музыкой – типа диск-жокеи, и вроде совсем не танцевали.

Что интересно – все эти девушки были, как в униформе – белая блузка и короткая черная юбка. 

Вообще-то, - ты знаешь, - я никогда не пьянею. Но тогда случился не мой день... 

И вот после дискотеки мы все пятеро стоим там на остановке, ждем автобуса. Сорок минут… Час…

Начало апреля. Ощутимо зябко. Темно. 

Допили, что оставалось в канистре. 

Идет какой-то мужик – что-то везет на санках. Спрашиваем его: «Мужик! А когда автобус-то?»

Он смотрит на часы и говорит: «Так теперь уже завтра!»

Мы такие: «А как же нам домой?!»

Он спросил – откуда мы, и говорит: «Так тут по прямой до шоссе Егорьевск-Воскресенск всего семь километров. Вначале – через лес, потом – полем… И вы на своей трассе у деревни Чёлохово. А там – либо автобус пойдет, либо попутку поймаете». 

И мы, дураки, пошли… Апрель. Снежная каша.

А меня что-то конкретно развезло. 

Они вначале останавливались меня подождать. Помогали под руки идти – мне заподло – отказывался. Я же самый здоровый из них… Сами-то они тоже уже еле шли. В конце концов оторвались: «Слава, догоняй!» 

Бреду, бреду… Чёлохово осталось в стороне – вышел на трассу. 

Идет машина – поднимаю руку. Не остановилась. Следующая – тоже. И третья… 

Разгреб на обочине снег. Нашел булыжник. Взял в руку.

Думаю: «Следующая не снизит скорость – разобью лобовуху. Пусть меня лучше в ментовку сдадут, или побьют – всяко лучше, чем тут замерзнуть». 

Но следующий на жигуле остановился. И даже пожалел – довез до самого дома.

Вот такая история… 

Он замолчал, а я спросил:

- Погоди! Я же спрашивал – бывает ли, что сожалеешь о своем неправильном поступке. 

Слава ответил:

- Конечно! Нафиг я тогда уехал из этой деревни! Нужно было там у какой-нибудь девчонки остаться. Там можно было хоть неделю прожить – переходя от одной к другой. 


Читайте также:

 

 
Лента не найдена